«В современном мире ответственность за информацию несёт не тот, кто её поставляет, а тот, кто её потребляет».
— Фрэнки-шоу

Умереть ради собственной выгоды: биолог объясняет, почему мы неверно понимаем альтруизм

06 декабря, 14:21:32

«Афиша Daily» узнала у биолога и лауреата премии «Просветитель» Александра Маркова, что на самом деле побуждает нас жертвовать собственными интересами ради других.

Александр Марков
Александр Марков

Что такое альтруизм?

Если посмотреть определение слова «альтруизм» в философском словаре, то там будет написано, что это нравственный принцип, который предписывает бескорыстные действия, направленные на благо других людей, или способность приносить себя в жертву ради общего блага. Но эволюционные биологи используют этот термин с другой точки зрения. Мы называем альтруизмом поведение, которое повышает приспособленность или репродуктивный успех других особей в ущерб своим собственным шансам на успешное размножение.

Эволюция и естественный отбор сделали из нас существ, у которых как будто есть некая «корыстная цель». Она состоит в том, чтобы оставить как можно больше потомства — передать копии своих генов следующим поколениям. И иногда происходит так, что какое-то живое существо жертвует этим своим корыстным интересом ради интересов другого существа. Такие действия мы называем альтруистическими.

Заложена ли у нас в генах склонность к альтруизму?

Нельзя сказать, что это есть в каждом из нас. Но склонность к альтруистическому поведению определенно заложена во многих живых существах. Хотя в биологии доминирует эгоизм, потому что по умолчанию каждое живое существо в первую очередь заботится о собственных интересах: выживании, размножении и так далее. Но иногда у некоторых организмов, в том числе у человека, мы можем наблюдать альтруистическое поведение.

Люди — довольно сложные существа. Есть множество факторов, которые влияют на наше поведение и могут заставить нас действовать альтруистически. В том числе и таких, которые неактуальны для других животных. У нас очень сложный социум, культура, правила совместной жизни и мораль, выработанная обществом уже в ходе культурной эволюции. Практически у всех человеческих популяций мораль диктует поведение, которое выгодно обществу, а не отдельному индивиду. Во многих ситуациях именно мораль, выработанная культурой, побуждает нас к альтруистическим действиям. Например, когда одно племя воюет с другим, пойти на войну и рисковать своей жизнью — это типичный пример проявления альтруистического поведения. В человеческом обществе альтруизм может поддерживаться совершенно разными способами: законами, уставами, угрозами и так далее.

Но это все накрутки поздней культуры. У нас нет врожденных инстинктов и полностью генетически запрограммированных поведенческих последовательностей, которые бы не зависели от воспитания и обучения. Мы все свое поведение обретаем в ходе развития, обучения, впитывая ту культуру, которую нам предлагает общество. Но мы генетически запрограммированы на то, что довольно легко и охотно обучаемся. Альтруизму в том числе.

Зачем мы жертвуем собой ради других?

Совсем бескорыстного альтруизма не существует. Невозможно представить, чтобы человек совсем не получал никакой отдачи от совершения акта жертвенности. Хотя бы моральное удовлетворение он должен получить. Но чаще всего, совершая альтруистический поступок, мы надеемся на какие-то бонусы. На благодарность, на то, что услуга будет нам возвращена в будущем, либо на улучшение отношений с человеком. Это модель так называемого взаимного альтруизма по принципу «ты — мне, я — тебе». Такое поведение встречается у людей и некоторых обезьян.

Подробности по теме
Почему мы любим делиться на «своих» и «чужих» — и чем это опасно
Почему мы любим делиться на «своих» и «чужих» — и чем это опасно

Есть модель родственного альтруизма. Это главная теория, которая объясняет большую часть случаев альтруизма в природе, почему и при каких условиях может в ходе эволюции развиваться альтруистическое поведение по отношению к родственникам. В некоторых ситуациях альтруизм помогает распространять свои гены. Если особь родственна вам, значит, какая-то часть ее генов идентична вашим. Поэтому, помогая выживать и размножаться другой особи, вы тем самым помогаете копиям своих же генов жить. Эффект с точки зрения эволюции будет точно такой же, как если вы сами размножитесь. Но это зависит от степени родства. Скажем, у родных братьев и сестер около половины генов идентичны. Получается, что пожертвовать своей жизнью ради спасения двоих своих братьев — это, так сказать, нулевой итог, никто не выиграл — никто не проиграл. А вот пожертвовать жизнью ради троих родных братьев или сестер — это уже выгодно с точки зрения эволюции. Поэтому у многих животных выработалась склонность отказываться от собственных интересов ради родственников. Например, ради родных сестер отказываются от собственного размножения пчелы и муравьи. То есть бесполые самки работают на размножение собственной матери, братьев, сестер. Это типичный пример альтруизма в биологии.

Еще существует альтруизм ради повышения репутации. Это уже только у социальных животных с неплохо развитыми мозгами и у человека. В развитом социуме репутация — это ценный ресурс. Если другие особи к вам хорошо относятся, они будут с вами взаимодействовать каким-то удобным для вас образом. А если вас все не любят — конечно, вам будет плохо. Поэтому ради повышения репутации стоит порой поступаться своими корыстными интересами. В биологии такой процесс называется непрямой взаимностью. У человека сильно развита боязнь за свою репутацию.

Ученые заметили, что люди, которые жертвуют деньги на благотворительность, предпочитают делать это таким образом, чтобы об этом узнали побольше их знакомых и родственников. Проводились психологические эксперименты, где добровольцам предлагали совершить какое-то альтруистическое действие. Скажем, участнику выдают какую-то сумму денег и говорят: «Вы можете пожертвовать часть на помощь голодающим детям Эфиопии, остальное забрать себе». И оказалось, что от степени анонимности ситуации жертвуют больше или меньше. Если человека убедить, что о его выборе вообще никто никогда не узнает, даже экспериментаторы, то в таких случаях жертвуют меньше всего. Чем ниже степень анонимности, тем больше человек жертвует. Это говорит о том, что человек заботится о своей репутации. Но любопытно, что даже при максимально возможном уровне анонимности альтруизм все-таки не нулевой, что-то люди жертвуют. Хотя это можно объяснить и тем, что человек никогда не может быть на 100% уверен в анонимности ситуации. А вдруг кто-нибудь узнает, как я поступил.

Все эти механизмы способны вызвать развитие альтруистического поведения в ходе эволюции в определенных ситуациях. Естественный отбор автоматически просчитывает эти вещи, само животное этого может не осознавать. Пчела, когда выбирает не размножаться ради кого-то, не просчитывает степень родства и не понимает, сколько генов она передаст, у нее просто срабатывает инстинкт.

Так же и у человека. В прошлом естественный отбор поддержал развитие психологических склонностей, которые помогали повышать репутацию в коллективе пещерных людей. Теперь наш мозг устроен так, что человек испытывает удовольствие, совершая добрый поступок в определенных ситуациях. Сам человек при этом не просчитывает родство, репутационные возможности и выгоду, чаще всего ему просто хочется совершить добрый поступок.


Сам человек может быть добрым, благородным и жертвенным, но причины этих проявлений отчасти эволюционные. И они довольно циничны.

Если это выгодно обществу и самому человеку, почему все не стали альтруистами?

Такой вопрос можно задать практически про любой признак. Почти по всем биологическим параметрам люди разнообразны. Например, у нас изменилось строение скелета, чтобы нам было удобнее быстро бегать. Но если нам выгодно быстро бегать, то почему не все люди могут это делать? Потому что человеческая популяция полиморфна.

Признак такого рода, как склонность к альтруистическому поведению, — это очень полигенный признак. Это значит, что многие гены могут на него влиять, прямо или косвенно. При этом один ген может выполнять еще кучу других функций и иметь разные эффекты. В такой ситуации естественный отбор просто не может всех подстричь под одну гребенку, и неизбежно возникает полиморфизм. К тому же новые мутации возникают постоянно. Каждый новорожденный человек, например, имеет около 70 новых мутаций, которых не было у его родителей. И одна из 70 мутаций вполне может попасть в какой-нибудь ген, влияющий на склонность к альтруизму.
Известны некоторые гены, вариации в которых влияют на склонность к альтруистическому поведению. Например, ген рецептора окситоцина. Окситоцин — такой нейропептид, нейрогормон, одна из функций которого обеспечивать удовольствие, которое человек получает от общения с другими особями. Люди с разными вариантами этого рецептора в разной степени склонны в психологических экспериментах жертвовать какие-то деньги и делиться.

Кроме того, существует балансирующий отбор. Так называют ситуацию, когда выгодно быть представителем редкого фенотипа. Скажем, если все вокруг беззаветные альтруисты, значит, существует поток ресурсов, которые эти альтруисты всем вокруг раздают. В этом обществе очень выгодно затаиться одним тихим эгоистом, который не будет ничего давать, но будет у всех все брать. Но если все кругом эгоисты и никто уже не производит общественного ресурса, то уже становится выгоднее быть производителем этого ресурса. Это на уровне одноклеточных организмов можно изучить. Например, дрожжи. Если дрожжей кормить сахарозой, то дрожжи будут выделять специальный фермент во внешнюю среду, он расщепляет сахарозу на фруктозу и глюкозу, последней они потом и питаются. Но этот полезный общественный фермент производит только часть клеток, а другая часть только пользуется плодами их трудов. То есть первые клетки — это кооператоры, альтруисты, которые производят общественно полезный продукт за свой счет, а другие — эгоисты, которые не производят фермент, но питаются наравне со всеми. В такой системе есть некое равновесие: если высок процент альтруистов, очень выгодно быть эгоистом, потому что эгоисты находятся в выигрышном положении и могут быстрее размножаться. Но если они размножаются быстрее, то процент эгоистов стремительно растет. И когда эгоистов становится слишком много, в выигрышном положении оказываются альтруисты. Соответственно, есть такая промежуточная частота, при которой приспособленность и тех и других оказывается равной. Это устойчивый полиморфизм.

Одно дело, если люди находятся в большом городе, где никто никого не знает, — это способствует индивидуалистическому поведению. Другое дело, если люди живут в какой-то небольшой уединенной деревне, где все друг друга знают, и не дай бог сделать что-то такое, за что соседи осудят. В мирное время, когда все обеспечены и не нуждаются в помощи друг друга, формируется среда, которая способствует эгоизму. А в военное время или период блокады, когда без помощи ближнего выжить невозможно, люди собираются в кучку и помогают друг другу изо всех сил.

Но важно понимать, что один и тот же человек в разных ситуациях будет вести себя либо эгоистично, либо альтруистично.

Поэтому здоровых людей трудно классифицировать на альтруистов и эгоистов. Нездоровый человек, конечно, может совершать исключительно эгоистичные или, напротив, альтруистические поступки. Есть история про американца, дорожного рабочего, которому железным стержнем пробило голову насквозь. Врачи его спасли, но большая часть лобной доли мозга погибла, из-за чего у него радикально изменилась личность. До этого он был добрым парнем и душой компании, а после стал злым, циничным, асоциальным.

Человеческий альтруизм, кстати, почти всегда парохиальный, то есть направлен только «на своих»: на семью, народность, религиозную общину. А есть еще «чужие», враги, на них альтруизм не распространяется. К сожалению, мы еще не доросли до такого уровня, когда бы мы считали всех людей своими, вне зависимости от их расовой, религиозной и любой другой принадлежности. Такое в нас эволюция не закладывала.

Автоматические теги: Животные, Война, Мозг, Генетика, Религия, Армия, Наука, Смерть, Медицина, Голодание, Дети,

Всего новостей в базе - 267060.